Авторизация  
Лана

Только для тех, кто любит DA. (Only for those who loves Dragon Age)

Рекомендуемые сообщения

Это можно назвать шуткой. Небольшим репризом, капризом ума либо способностью человека вживаться в сюжеты историй и приобретать желание обыграть их по собственному сценарию. Придумывая свою концовку, как бесстыжий ответ автору идеи выражающий ему бесконечный респект этой самой его идееи. 
 
В народе это называют - фанфарик.
 
 


Это не мое произведение. Просто понравилась концовка.
 
 
 
  "Фенрис"
 Превью: (видио студии BioWare)

 
Название: Цепь
Автор: Dark Star
Категория: Dragon Age
Рейтинг: R
Персонажи: Фенрис беглый раб(основной персонаж); Мариан Хоук - Чемпион Киркволла и чародейка-отступница; Варрик гном-наземник, Изабела-пиратка и Андерс -маг, отступник, серый Страж, одержимый духом Справедливости.
Пейринги: ... и фемдом в качестве приправки.
Жанр: Драма и немного люб... пожалуй, просто драма.
Размер: 3242 слова
Аннотация: Иногда веревки да хлыст приберегаешь для того, кого любишь. А тому, кого хочешь держать на коротком поводке, хлыст и не требуется.
Предупреждения: совсем немного БДСМ
Статус: закончен


Фенрис нередко пил. Напивался? Никогда. Он не забулдыга, не глупец и не влюбленный.

За три года он изрядно разграбил винные погреба своего бывшего хозяина и знал в спиртном толк; на свой лад, конечно. Игристые вина, щекотавшие язык, как поцелуй любовницы, напоминали ему об Изабеле; мускатные – о женщинах, что, разряженные, продавали себя у «Цветущей розы» и казались хороши только до тех пор, пока не утолишь плотскую страсть. Ароматизированные вина – как игра в карты, никогда не знаешь наверняка, что вытянешь из колоды. Белое сухое вызывало в памяти тот не в меру жаркий день, когда он купил копченого угря на пристани, и Хоук ухмылялась, погружая зубы в сочное жемчужное мясо. Терпкое напоминало ему о... О, если бы он только помнил свое детство.

У всех вин был, впрочем, один дурной недостаток: они кончались, и всегда неожиданно.

Последние капли из бутылки сгодились лишь на то, чтобы смочить губы. Вот незадача: такого розового вина больше нигде не сыщешь. Оно таяло на языке, как мед, и под него хорошо шел трактат о военной стратегии.

Не все, впрочем, было потеряно; с неделю тому назад он подарил две бутылки Хоук, просто так, от немыслимых щедрот. Бутылки наверняка еще нетронуты, а Хоук не против поздних визитов. Можно откупорить вместе, решил Фенрис, пробираясь к выходу мимо поваленных светильников и деревянных божков, переступая через осколки и отсыревший паркет.

Удивительным казалось, как он, с его нелюбовью к магическим штучкам, годами терпел оставшийся после магистра хлам. Но витражи были выбиты, божки – беззубы, пентаграммы – разрисованы, благодаря Изабеле, непристойностями; лица магов на портретах почернели от старости и бессильной злобы. Голоса магических вещей, наполнявших дом, давно стерлись и превратились в неразличимый шелест, лишь иногда напоминая о себе, –

демонзачтомистическоеоткровениевозжелайивластвуйхозяин

Зачем трогать мертвых? Пусть себе гниют. Считай Фенрис дом своим, он, может, и вымел бы этот прах, но его забавляла мысль о том, как магистр обнаружит поместье в еще большем запустении, чем прежде. В том, что Данарий вернется, он не сомневался. Годы рабства превратили его в зверя, который чует приближение своего хозяина, хотя половицы еще не скрипели под тяжестью его шагов, и ключ пока не скрежетал в замке; но зверь все равно чует – и глухо ворчит, натягивая цепь. Фенрис ненавидел эту удавку на своей шее и одновременно был ей благодарен: от нее, как от старой раны, ноющей к перемене погоды, была какая-никакая польза.

Воздух на улице пах осенью и морской солью. Сумерки уже укутали и убаюкали город, и над Церковным шпилем показался ломкий лунный серп. Мраморная мостовая, не успевшая прогреться за день, холодила босые ступни. Фенрис пересек площадь – мог сделать бы это с закрытыми глазами – и, нырнув в проулок, смахнул щеколду, которой Хоук запирала черную дверь, дверь «для тайных друзей». Спархок встрепенулся было, завозился в темноте, но, узнав знакомого, укротил рвущийся наружу рык, спрятал клыки и опустил лобастую голову на скрещенные лапы.

Потрепав пса по ушам, Фенрис вытер пятки о ковер и прошел вглубь дома, отмахиваясь от магических шепотков, как от назойливых насекомых, лезущих в уши.

тайнатайнаоставьнадеждувходящийсюдасдавайсясдавайсядруг

Хоук не держала дома волшебных цацек – но Создателю, в которого ни сама Хоук, ни Фенрис, кажется, не верили, угодно было вложить в ее руки посох, а не меч или самострел, поэтому ее незримого присутствия было порой достаточно: будь Фенрис зверем, на загривке его встала бы дыбом седая шерсть. Список недостатков Хоук, увы, не исчерпывался талантом к магии. Фенрис был, возможно, излишне привязан к чародейке – но не слеп, он знал, что его избранница недальновидна, своенравна и, что греха таить, себялюбива, однако великодушно прощал ей эти изъяны, как человек, живший за чертой бедности и оттого радующийся сытному обеду – пусть даже из грязной посуды.

Лампы на первом этаже были потушены. В камине уже подернулись пеплом остывшие угли. Рассудив, что Хоук легла спать, Фенрис попрощался с мыслью о вине и собрался уходить, но тут в тихом доме вдруг раздался звук, отчетливый и хлесткий, как удар плетью по обнаженному телу. Фенрис насторожился, прислушиваясь, и, когда звук повторился снова, прокатился эхом под сводами пустого поместья, Фенрис безошибочно признал его: так бьют людей.

Здравый смысл велел уйти, уйти и забыть, но вот удар раздался в третий раз (а за ним – короткий, будто сквозь зубы сдерживаемый стон), и незваный гость стал тихо, как вор, подниматься на второй этаж. С каждой ступенькой вкрадчивый шепот набирал силу, как прилив, в нем чудились вздохи, смутные угрозы и мольбы, и, хотя отдельных слов было еще не различить, шепот вскоре распался на два голоса: женский – Хоук – и мужской. Фенрис узнал Андерса, и выпитое вино ударило ему в голову. Если это отродье подняло руку на Хоук, Фенрис вырвет ему сердце.

Взвизгнула половица. Фенрис замер, сжимая рукоятку кинжала — и секунда промедления спасла его от позора, а может, от чего похуже: за дверью спальни рассмеялась женщина. Ее смех лился расплавленным серебром, вызывал привычное жжение в кончиках пальцев; люди, которых бьют, не смеются так игриво и сыто.

А вот те, что держат в руках кнут, – очень даже.

Ведомый не праздным любопытством, а жгучей необходимостью узнать правду, Фенрис приник к замочной скважине.

Там, в спальне, Андерс стоял на коленях, склонив голову, нагой и покорный. Узор из свежих отметин расчерчивал его спину, спускаясь от плеч к ягодицам: размашистая роспись чьей-то карающей руки. Хоук со снисходительной нежностью играла с его волосами, и Андерс ластился к ней, и все норовил повернуть голову так, чтобы ненароком прижаться к узкой ладони губами или щекой. Разворошенная постель, белевшая в полумраке, и скомканные простыни напомнили Фенрису о пене, которую волна, обессилев, выплевывает на берег вперемешку с щепками и сором.

Андерсу удалось, наконец, запечатлеть поцелуй на ласкавшей его руке. Тонкие пальцы вдруг сжали его подбородок, как клещи, тут же свистнула плеть – и Андерс крикнул, не сдерживаясь, в голос. Фенрис видел, что ему больно – он помнил, черт подери, как хлыст в умелой руке скручивает жилы, пробирает до костей, – но Андерс не отшатнулся, не ответил ударом на удар, как свободный человек. Андерс прижался к ногам Хоук всем телом, будто просил защиты, будто дюжина рубцов была пустячной платой за ласку, и осторожно поцеловал Хоук в бедро, туда, где между складок одежды виднелась незагорелая полоска кожи.

Фенрис отпрянул, словно это его, а не Андерса, только что протянули хлыстом. Перед глазами еще стояла белая спина в алых полосах, желудок болезненно скрутило узлом, еще немного – и его содержимое оказалось бы на дорогом орлесианском ковре, но Фенрис чудом пересилил себя и лишь вытер губы тыльной стороной ладони.

Он спускался по лестнице осторожнее, чем приходил, сжимая зубы в ожидании очередного удара, хотя прекрасно знал, что к щелчку хлыста нельзя быть готовым. Он говорил себе, что, пока Хоук занята, ей не придет в голову открыть дверь, и прямоугольник света из спальни не поймает его на месте преступления. Он хотел ускорить шаг, но любая половица могла его предать, любая ступенька – выдать, и даже на Спархока, придремавшего в гостиной, полагаться не приходилось: с глупого пса сталось бы сослепу гавкнуть и перебудить весь дом. Только закрыв за собой дверь «для тайных друзей», Фенрис вздохнул, будто дышать вдруг стало легче – и от души сплюнул на грязную мостовую.

Во рту стояла полынная горечь.
 

* * *



Он покинул Киркволл в ту же ночь, покидав нехитрые пожитки в заплечный мешок.

Дома, говорят, в одночасье ветшают и приходят в запустение, лишь только бывшие хозяева в последний раз запирают дверь на ключ и заклеивают окна промасленной бумагой. Если так, то поместью Данария было все равно: по-настоящему им владели только тлен да плесень, пропитавшие стены от сырого подвала до черепичной крыши, и судьба дурного постояльца, который за три года не удосужился смести даже паутину, никак не тревожила его. Оглянувшись на пороге дома, который так и не смог назвать своим, Фенрис представил, как Хоук придет стучаться завтра в рассохшиеся створки и будет стоять, нетерпеливо притоптывая ногой, в ожидании мрачного эльфа в татуировках – а тот уже никогда не выйдет ей навстречу.

Совесть кольнула раз, второй. Фенрис уступил ей и наскоро нацарапал записку с извинениями для Изабелы. Сонная служанка «Висельника» приняла письмо, и Фенрис, звякнув напоследок колокольчиком у стойки, пошел прочь, считая себя свободным от долгов и обязательств. От Хоук.

Он помнил, как мыкался по лесам и топям Сегерона, еще не зная, что делать с новообретенной свободой, но уже пьяный ей. Спать приходилось где попало, совершать дневные переходы – на голодный желудок. Он и рад был выйти к человеческому жилью, да все боялся косых взглядов и криков «Беглец!», будто слово «раб» было лириумом выжжено у него на лбу, а пуще того боялся чужой доброты, отвечать на которую, быть может, придется сталью. Он не раз и не два видел в путаных, горячечных снах, как голова Данария летит с плеч, но мысль о том, чтобы снова предстать перед магистром – пусть даже для свершения мести – пугала его. Что, если зверь, перегрызший поводок, все еще остается ручным волчонком хозяина? Что, если конура и цепь окажутся все же предпочтительнее дикого леса?

И, несмотря на это, он был счастлив впервые за ту короткую жизнь, которую помнил. Мокрая от росы трава щекотала его ступни. Раны заживали, как на собаке. Меч всецело принадлежал ему одному, и Фенрис сгоряча дал себе обещание, что никогда больше не поднимет его по чьему бы то ни было приказу. Он не знал, что за будущее ждет его, но был уверен, что построить новую жизнь на обломках прежней не составит труда.

Построил.

Ну, что же: не боги горшки обжигают.

Оставив черную громаду Киркволла позади, Фенрис постоял немного, вглядываясь в ночную темень. Ему было все равно куда идти, лишь бы прочь; будь рядом Варрик, он попросил бы в долг его счастливую монетку. Орел – Ансбург, решка – Старкхэвен, ребро – Оствик. Какая муха укусила его, Фенриса, три года назад, когда он вздумал попытать счастья в Кирволле, где тевинтерские магистры сотнями посылали таких, как он, на плаху в назидание прочим?

Ноги сами свернули к Рваному берегу, и Фенрис с радостью подчинился, еще не осознавая тщетности этого поступка: сбежать ведь можно от хозяина, а от себя, как известно, не скроешься. Он думал, что скорее лишится языка, чем снова признает кого-то хозяином над собой, но забыл житейскую мудрость, преподанную ему когда-то мятежниками Сегерона.

Недостаточно назваться свободным, чтобы стать им.


* * *

Пела сталь, по языку разливался соленый привкус меди. Мелкая пыль, поднятая десятками ног, разъедала глаза. Осеннее солнце сверкало на начищенных до блеска доспехах. Фенрис отразил атаку, другую, сделал ложный выпад, кинулся вперед – но его лезвие скользнуло по клинку противника, не причинив тому вреда. Мужчина всего лишь встрепенулся, как кот, и продолжил кружить, выписывая мечом ослепляющие узоры. Фенрис так сосредоточился на нем, ожидая нападения, что чуть было не пропустил удар сбоку, метивший ему под ребра. Незадачливый наемник отпрянул, воя: три пальца, только что сжимавшие рукоять, упали в серую дорожную пыль. Фенрис отрешенно подумал, что начал уставать: он метил отрубить кисть.

Когда наемники Данария перегородили тропку на Рваном берегу, Фенрис схватился за меч с суровой решимостью человека, чье ожидание наконец-то подошло к концу, и теперь либо пан, либо пропал. Пропадать Фенрис не собирался, но наемники, не способные взять мастерством, надеялись одержать верх измором: окружив жертву, как стая гончих, они нападали попеременно, отвлекали ложными выпадами, менялись местами. Глава группы и вовсе стоял в стороне, окидывая свою стаю цепким взглядом. На его шее алел шелковый платок: сестра подарила? Или мать?

Гиены, подумал Фенрис. Или стервятники – не знаешь, что и хуже. Один ударил со спины, метя по ногам. Фенрис подпрыгнул, чувствуя холодок стали босыми ступнями – и упал на одно колено.

Поклялся, что живым его не возьмут.

Феррис взвился на ноги, потеряв драгоценную секунду, но его противник уже заваливался на спину, как куль: чья-то меткая рука направила арбалетный болт ему меж бровей, и по кожаному оперению Фенрис узнал стрелка прежде, чем услышал:

– Ты держись там, эльф!

Я держусь, хотел сказать Фенрис, но появление нежданной подмоги нарушило хрупкое равновесие сражения. Круг наемников распался, мечи выскочили из ножен, и бой тут же превратился в беспорядочную, кровавую резню.

Фенрис вертелся на месте, отражая удары то справа, то слева. Иногда он кидался в атаку, но во всеобщей суматохе едва мог разобрать, достигают его удары цели или нет; он знал только, что жив, потому что друзья, которых он хотел покинуть, не покинули его. Сухо щелкала Бьянка. Смеялась Изабела. Когда земля дрогнула под ногами, и огненный дождь хлынул с небес, Фенрис порадовался, что ночная выходка не лишила его благосклонности Мариан: смертоносное пламя поджаривало наемников прямо в доспехах, но беззлобно лизало его пятки.

Когда магическая буря улеглась, Хоук стояла в мертвом круге пожарища.

– Предупреждай заранее, когда вздумается погулять в одиночестве, – сухо сказала она, отряхивая пепел с сапог. – Я прихожу к тебе, выясняю, что ты пропал неизвестно куда – и ни ответа, ни привета, пока Изабела не приносит записку. «Очень жаль»? «Потребовалось срочно покинуть Киркволл?»

Фенрис кинул взгляд на пиратку – но та лишь пожала плечами да обезоруживающе улыбнулась в ответ. Строчку, в которой Фенрис просил держать прощальное письмо в секрете, Изабела либо не заметила, либо намеренно пропустила.

Хоук свела тонкие брови на переносице.

Три года назад, во время их первой с Фенрисом встречи, Хоук прозябала в нищете, жила в трущобах; в то время она хваталась за любую работу, чтобы прокормить семью, а после каждой схватки перетряхивала кошельки убитых в надежде найти пару монет или полудрагоценную побрякушку. Всем недостаткам вопреки, Хоук была заботливой дочерью, сестрой и даже племянницей, которая – Фенрис тому свидетель – даже съехав от дядюшки Гамлена, посылала ему увесистые мешочки с серебром.

Назвать Хоук плохим другом тоже не повернулся бы язык: Фенрис помнил, как она, стиснув зубы от холода, выходила в дозор вместе с Авелин в самую долгую зимнюю ночь, и обстряпывала, уже разбогатев, какие-то сомнительные делишки по просьбе Изабелы, и пару раз устраивала потасовки в Нижнем городе, когда ей чудилось, что обижают эльфийскую ведьму по имени Меррил. За три года знакомства Фенрис видел Хоук счастливой, раненой, сонной, бросающей деньги на ветер, и перед той Хоук, которую он знал, воспоминание о женщине с кнутом меркло, как дурной кошмар при свете дня. Было? Не было? Кто дал право ему, не другу и не брату, решать, что можно, а что нельзя за дверьми спальни, куда его не приглашают?

– Мне, должно быть, стоит извиниться, – слова давались ему тяжело. – Я не думал, что вас так обеспокоит мой уход. Я...

Он запнулся, не в силах объяснить причину своего поступка – и не готовый соврать, но Варрик истолковал заминку по-своему.

– В следующий раз, когда прихвостни Данария назначат тебе свидание, зови нас с собой, а? Не играй в волка-одиночку. Друзья для того и нужны, чтобы прикрывать друг другу спину.

Морщинка меж бровей Хоук разгладилась. Фенрис улыбнулся через силу.

– Я запомню.

Изабела улучила момент и прижалась к нему крепким бедром.

 


* * *

Они загнали Адриану к концу следующего дня.

Однажды, в прошлой жизни, она велела Фенрису спуститься в казематы, где вот уже два месяца гнил раб, виновный лишь тем, что пролил вино ей на платье. Фенрис отпирал тяжелую дверь, готовый к тому, что трупная вонь вот-вот ударит в нос, но бедняга оказался жив: он ел сырых крыс, сдирая с них грязные шкурки, и Адриана, шептались, велела высечь узника позже за то, что поднял руку на хозяйских грызунов... Фенрис хотел бы забыть и этот, и многие другие эпизоды с ее участием, но память, упорно отмалчивавшаяся, когда он силился вспомнить лицо матери, услужливо напоминала ему о бывших хозяевах и неоплаченных долгах.

Прижатая к стенке Адриана сама была похожа на крысу.

– Подумай, эльф, – увещевала она. – Данарий отнял у тебя не просто свободу. Он отнял у тебя память, отнял жизнь. Вернуть тебе все это я не в силах, но сестру – могу. Ты забыл о своей семье? А она помнит за вас двоих: детские игры, запах дома, материнские песни…

– Заткнись, – не выдержал Фенрис. Ярость душила его, скручивалась, как змея, у горла. – Замолчи немедленно, женщина, иначе, Создателем клянусь, снесу тебе голову.

Андриана фыркнула; она наглела с каждой минутой.

– И что? Сам найдешь ее, не зная ни имени, ни лица? Подумай крепко, Фенрис. Я предлагаю тебе сестру в обмен на мою жизнь. Еще пять минут назад у тебя не было ни того, ни другого.

Пять минут назад Фенрис был спокоен и трезв, примеряясь к тонкой белой шее. Он не боялся демонов, отродьев Тени, и заклинания ведьмы не страшили его, покуда рядом, плечом к плечу, сражалась Хоук, но оказалось, что самый подлый, самый страшный свой удар Адриана приберегла на конец, и не было брони, способной смягчить его сокрушительную силу. Что скрывалось за словами Адрианы – правда или отчаянный блеф? Что ждало его за морем – родная сестра или тщательно продуманная Данарием ловушка?

Рука, уже готовая поднять оружие, будто налилась свинцом. Выстоять в бою с неприятелем оказалось куда проще, чем в битве с собственными сомнениями, и в поисках поддержки Фенрис почти бессознательно оглянулся на Хоук.

– И как мы узнаем, лжешь ты или нет? – холодно спросила Мариан. Она предпочитала не вмешиваться, пока не просили.

– Никак. – Адриана невольно покосилась на обнаженный меч, и тень сомнения легла на ее лицо. – Но моя жизнь стоит на кону, и, поверь, мне не до лжи сейчас. Достаточно тебе этого, эльф?

– Я бы пошел на сделку, – хрипло сказал Фенрис, – да цена за журавля в небе больно высока.

– Дешево же ты ценишь свою семью, эльф.

Фенрис вздрогнул: шпилька попала в цель. Давно ли он говорил себе, что отдаст почти все – наладившуюся было жизнь в Киркволле, благосклонное внимание Изабелы, собственный меч – за возможность снова обрести семью?

– Хорошо. Говори.

– Скажу, а ты потом снесешь мне голову. Нет, эльф, не пойдет.

– Отпущу тебя на все четыре стороны. – В подтверждение своих слов Фенрис спрятал меч в ножны. Он чувствовал себя беззащитным, почти голым без оружия в руке, как будто лишь вороненая сталь могла уберечь его ото лжи и уловок. – Отпущу и не стану преследовать, даю слово.

– Слово раба! – Адриана скривила губы в гримасе, и Фенрис увидел вдруг: ее корежит от страха. – Ну и дурой же я буду, если поверю. Пусть твоя Хоук, – и дрожащий палец указал на Мариан, – пообещает. Даст слово Чемпиона. Чемпиона Киркволла.

Хоук отвернулась.

– По мне, врет, – сказала она. – Кто бы не придумал тебе целую семью родственников на ее месте.

– Ты считаешь, что...

– Мало ли что я считаю, – отрезала Хоук. – Твоя жизнь, твоя пленница. Решай сам.

И Фенрис решил.

Сворачивая Адриане шею, он смотрел на Мариан. Глаза у той были темные, как штормовое море.
 


* * *



Фенрис поднялся с колен усталым и опустошенным.

– Пойдем, – сказала Хоук.

Он был благодарен Мариан, когда та повела его прочь – от трупа Адрианы, отданного на корм червям, от пятен крови на полу и призраков прошлого, – к выходу из лабиринта. Там еще светило закатное солнце, и косые лучи, падая вглубь пещеры, рассеивали стылую тьму. Там росли незабудки, и можно было полной грудью вдохнуть воздух, не порченный подземной сыростью. Там ждала Изабела, в нетерпении поигрывая кинжалом, и Варрик подбрасывал свою счастливую монету, ожидая, пока друзья выберутся из пещеры на белый свет. Там сплетались сотни дорог, но Фенрис знал наперед: синеглазая ведьма Мариан выведет его на ту, что сворачивает в Город Цепей.

Он не возражал. Лишь однажды остановился, чтобы спросить:

– C чего ты кинулась мне на помощь, Хоук? Я не слепец, я знаю, ты меня не слишком-то любишь. Я никогда не смирюсь с твоим даром. Мне не по душе некоторые твои... Товарищи. И во мнениях мы с тобой сходимся через раз. Так почему?

Хоук смешалась, но Фенрис давно уже догадался, что слова привязанности даются его избраннице нелегко, и потому не обиделся, когда она предпочла отшутиться:

– Разве Варрик не сказал, что мы друзья?

– Друзья, – повторил Фенрис. Он перекатил непривычное слово на языке, как глоток крепленого вина. – Знать бы еще, что это такое. Послушай, я красиво говорить не умею, Хоук – но если тебе потребуется моя помощь, просто скажи. Что бы ни случилось, ты можешь рассчитывать на мой меч – и мою поддержку.


* * *

Через три года, когда план Андерса подойдет к завершению, и коробочка селитры будет лежать в кладовке, надежно укрытая от лишних глаз грудой старых вещей и ограждающих заклинаний; и когда Хоук уже увидит в мечтах пламя над церковью, алое, как победное знамя, и шествие по Городу Цепей с мужем по правую руку, а Орсино – по левую; и когда смутное беспокойство из-за эльфа, который не любит магов и слишком много знает, охватит ее – одним словом, через три года Хоук сдаст Фенриса Данарию.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Музыкальный директор Биовар - респектабелен на все сто. ))

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Оо да ну...

 

На каком месте застрял? На мостике перчатки или матку не можешь завалить? Спрашивай - подскажу. Я ее раз 8 прошла с разными предысториями и концовками.

И да - женское любопытство это сила хД))) ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я помню как пытался завалить мать Морриган. Но после тысячи попыток решил закончить с этим)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ну а мне Чтот не везло с ней. А все остальное с первого раза прошел)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

а я купила инквизитора, седня поиграю :219: хотя в 1ю часть неиграла во 2ой управление непонравилося

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я во вторую не играл. Но в инквизитора думаю поиграть попробовать

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Эммм, я вообще встрял там где только пришел в замок к каким-то колдунам, кого-то шлепнул и все. Дальше я бродил, убивал и убивался. Да и вообще уже забыл где диск с ней лежит. Или это не Dragon Age?)))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дреднайт too:

 

Мать Морриган - высший дракон. Один из самых сложных боссов в игре. (Хотя мне тяжелее всего далась матка, чтоб ее за все шупалки... Всю ночь думала над убийством, но таки нашла путь). Высший дракон убивается достаточно легко, если у вас в пати есть:

 

1.  Винн (хил, куда ж без нее),

2. Если вы маг с прокачанной магией силы духа (нас интересует конкретно самый банальный 50-секундный иммун - силовое поле, который учится вторым в этой строчке).

3. Любой из лучников(к этому времени у нас есть Лилиана - самое подходящее для нас ибо у нее прокачана ветка лука по умолчанию) 

4. ...и обязательно Алистер. 

 

Ставим пати на ручник. расставляем во время паузы боя на расстоянии всех дальнобойных персонажей. Алистеру говорим "фас" и выпускаем на дракошку. Кастуем им скилл массагра - провокация (он самый эффективный) и как только каст скилла прошел кидаем на него силовое поле. И бьем от души пита, любуясь его полоской хп. Как правило пит не сагривается ни на кого кроме Алистера, если у последнего есть массагр и баф на агр - запугивание (который желательно не забыть включить). Эти скиллы учатся  ветке воин.

 Как только иммун с Алистера спал, снова им кастуем массагр и снова тут же кидаем в силовое поле(по-сути кроме этих двух скиллов нам ничего и не нужно. Ну хил еще обязательно т.к. банку Алистер сожрать не успевает и его лучше пролечить со стороны). И так до конца. Главное следить чтобы не упал Алистер, т.к. агр есть только у него и с остальных персонажей пит будет срываться, что грозит в итоге практически стопроцентным фейлом.

 

Леша этого пита бил извращенно, долго смакуя смерти своих персонажей, матерясь про себя так, что я это слышала даже сквозь наушники и моих советов слушать категорически не мог т.к. во-первых легко - неинтересно (тут я с ним солидарна), во-вторых поезд ушел и выучены другие скиллы, которые тоже охота попробовать. Ну я в муже не сомневалась и он таки справился, хотя играли мы на героическом уровне.

Несомненно есть немало и др способов убивать питов в этой игрухе. Я описала тот, который нашла, проверила многократно и который пришелся мне по вкусу.

 

Кстати, вы вполне можете проявить лояльность и пожалеть несчастную старушку, сохранив ей жизнь. Она отдаст вам гримуар сама в обмен на слово, что не тронет Морриган и вообще свалит в самый заграничный дом престарелых. Морриган вам легко поверит, что вы убили ее матушку. Она все равно не теряет бдительности и знает, что матушку так просто не кокнуть.

Флемет не умирает и появляется во второй части живая и невредимая. Еще и жизнь вам спасает.

 

PuPs too:

 

Пупсик скорее всего застрял на этапе прохождения Тени.

Вот что мне в этой игре нравится - отсутствие линейности. Ты дошел до пита на верхнем (но не самом, кстати) этаже. Он на тебя соблазнительно посотрел и ты уснул. Но во сне вместо эротики тебе подсунули потусторонний мир, еще и с ребусами. Я сама помню, как испугалась сначала, когда попала в Тень. Даже этот отрывок  игры переиграла с ярым намерением кокнуть негодяя, чтоб не гипнотизировал.  Но, как и в башне Ишала, где моего (главного!) персонажа типа убили, у меня это не вышло.

Тень - один из сложных этапов игры для тех, кто играет без подсказок Яндекса и в первый раз. Сначала мы беседуем с Ниаллом, он весьма общительный парень и такой же немного мертвый, как и мы. Он нам дает подсказки. стоит внимательно прислушаться к тому, что он говорит про Тень. Наш портал Тени сломан - его нужно починить. бежим, спасаем мышку, она учит нас превращаться в мышь. Это наше первое перевоплощение, которое поможет нам добыть остальные три. Пока мы не добудем все 4 воплощения мы Тень не пройдем. Ибо..к первому питу (там, где мы встречаем Ниалла) мы можем попасть только через дверь духов, в которую возможно войти лишь приняв воплощение духа, второй пит от нас сокрыт неоткрываемой дверью, которую без воплощения голема не пробить, третий пит в общем-то простой, но тут опять же нам нужен будет голем, а четвертый закрыт за коридором полным огня и его реально пройти только в воплощении огненного человека, а потом эта сучка (пит) превращается в мышь и ныкается от нас в норке и там уже понятно, как до нее реально добраться.

 

Если внимательно исследовать Тень, то мы можем повысить себе дополнительно характеристики на несколько очков.

 

И да, Пупсик, это  Dragon Age Origins)))

 

 

OLESIAFOX too:

А вот Dragon Age 2 меня жестко разочаровал.. (((  начиная от отсутствия русской озвучки и заканчивая банальностью сюжета и повторяющихся локаций. Сразу чувствуется, что сделан на скорую руку (что по-сути так и есть). Dragon Age инквизишн начала разрабатываться сразу же после выхода первой части. Вторая часть была сбацана попутно, как прямо по русской присказке "Между первой и второй перерывчик небольшой" Вот 2 часть и есть тот самый, "в натуре" небольшой, перерывчик.

Тем не менее поиграть можно. Из плюсов могу отметить быструю загружаемость игры, почти не забивает оперативку (было бы чем ее забивать, ога хД), идет на самом простом компе, не виснет. Геймплея от силы часов на 20-30. Игра не "засасывает" как первая часть, но и не надоедает. Даже два раза можно пройти.

А вот гомосятины там много. Мальчики искренне сочувствую. А еще игру "делает" Фенрис. ИМХО!

 

Кошко, а ты где взяла? По предзаказу уже выслали? Оо Игра только завтра выходит же..

Я вот прослоупочила с предзаказом..((( хочу диск..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

да предзаказом в ориджинсе, электронная версия, скачивание еще 17 было доступна а игра седня 18 Оо

во каким красавчеком играю хД http://pixs.ru/showimage/DragonAgeI_8608409_14788569.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Лесь, как думапешь на ХР прокатит у меня игра? Или все-таки придется7-й качать?

А мне чет сыкотно через инет скачивать даже по ориджн..

ты скачала все норм играет? Долго скачивалаустанавливала?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

мало того что ХР непотянет так и 7ку только 64 битную надо 32 уже некатит)

у ориджин и стим нормально все покупается 

нормально играется, ни багов ни глюков, а качается смотря какой инет, там 23г игра весит, она распакованная устанавливать ненадо, я часов 5-6 наверно качала

http://pixs.ru/showimage/DragonAgeI_1356465_14789335.jpg дохлая лошадка хД

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

мало того что ХР непотянет так и 7ку только 64 битную надо 32 уже некатит)

у ориджин и стим нормально все покупается 

нормально играется, ни багов ни глюков, а качается смотря какой инет, там 23г игра весит, она распакованная устанавливать ненадо, я часов 5-6 наверно качала

http://pixs.ru/showimage/DragonAgeI_1356465_14789335.jpg дохлая лошадка хД

Это единорог!!!! ты ничего не понимаешь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

У меня подходят все параметры по минимальным требованиям: (64 гб, 4гб ОП (больше ХР просто не может "увидеть", а так на моем компе ОП реально разогнать до 16гб), видиокарта тоже со скрипом, но подходит.  Свободного места на компе 72гб (требуется 23гб)). Только винды 7 нет(( ... хотя диск под нее свободный есть.

Крякнутую 7-ку поставить у меня мозгов не хватит.

Придется выбирать между новым монитором (который мне разбили) и лицензией (которую тоже не факт, что сумею установить сама).

 

Жизнь - боль.. :218:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Крякнутый 7 виндоус установила. Это явилось неожиданностью не только для моего удивленного папы, но и для меня самой Оо.

 

Трек из клипа мне смутно напоминает Луи Армстронга.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

грац Лана с прохождением квеста "установи винду" хД надеюсь ты не х32 ,а х64 установила?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Таки я вняла твоим советам! Конечно 64!)))

сама еще с себя в шоке. хД)

 

Вот что бывает, когда очень чего-то хочется.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Как вам Инквизиция? Стоит брать? Боёвка вроде ничего так, понравилась система крафта. Что с сюжетом? Нету клюквы, как во второй части?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Все друзяки говорят лучше, чем первая часть. Сижу глотаю слюни((.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

мне понравилась, сюжет тоже вродь норм, пока еще непрошла его правдо

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Лианьк, скачала себе уже инквизшн? Я вот собраю денежку на апгрейд компа пока. ((

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу